Современное белорусское искусство на www.mart.by

TUTэйшыя. Руслан Вашкевич о «дефлорации» зрения и абсурдизме в белорусском искусстве

Источник tut.by Дата: 18 Мар. 2009
TUTэйшыя. Руслан Вашкевич о «дефлорации» зрения и абсурдизме в белорусском искусстве

Творчество белорусского художника Руслана Вашкевича у многих ценителей искусства вызывает восторг. Хотя некоторые искусствоведы наоборот его работы всерьез не воспринимают. Более того, находятся даже те, кто против показа картин художника для широкой аудитории. Впрочем, все это показывает, что творчество Руслана Вашкевича, оцененное, кстати, по заслугам за рубежом, равнодушным не оставляет никого.

- В каком возрасте вы поняли, что будете писать картины?

- Сколько себя помню. Рисую с самого детства. В детском саду рисовал волка и зайца из мультика, потом бабушка отвела в кружок рисования в Парке Горького, после 4 класса поступил в школу-интернат им. Ахремчика. Тогда я вам скажу, это было специфическое заведение: смесь суворовского училища, специнтерната и института благородных девиц, при этом хорошая художественная база.

Затем я поступил в нашу Академию искусств, отделение МДИ - монументально-декоративное искусство. Тогда оно считалось классным отделением в Академии. Там многому учили: рисовать, работать с архитектурой, держать плоскость, видеть пространство, разные технологии. В целом, это было хорошее комплексное образование, которое нормально расшатало мозги.

- В одном из интервью вы сказали, что "аспирантуру нашему поколению заменила перестройка".

- Потому что тогда, в начале 90-х, у нас появилась свобода действий, возможность узнавать мир самим, реализовывать собственные проекты. Ведь до этого люди, получив диплом, на 10-15 лет куда-то пропадали, отрабатывали заказы при художественных комбинатах в районных городках, куда ровненько распределялись после окончания института. К 50-ти годам эти художники, если не спивались и не кончались на деньгах, всплывали со своими картинками на республиканских выставках. Мы на это были уже не согласны.

Поездки на выставки в Питер, Москву, Прибалтику (дальше мы тогда не могли ездить), будоражили мысль, оставляли неизгладимые впечатления… Я в студенчестве увлекался московским нонконформизмом, мне было интересно, как и многим, все, что происходит не у нас. Мое тогдашнее понимание искусства основывалось на философском осмыслении работы. Сознательно ограничивал себя в пластическом выражении, сильно укорачивал цветовую палитру: урезая себя во внешнем проявлении, концентрировал внимание на внутреннем состоянии.

По окончании Академии меня пригласили на стажировку в Германию, я полгода работал в Ганновере. Это произошло вовремя, потому что помогло определиться в выборе приоритетов. Я смог увидеть своими глазами, что происходит в современном искусстве Европы. Погрузился в нормальный, правильный контекст.

- Вы говорите, что получили хорошее комплексное образование в Минске…

- Да, раньше наша исполнительская школа считалась довольно крепкой. Но времена изменились. Уже тогда преподавательская методика нам казалась сомнительной и устаревшей. На выходе в лучшем случае выпускники были похожи на бледные копии своих учителей. Своей программы не было ни у кого: она не загружается изначально и всячески подавляется потом. Методом проб и ошибок приходилось искать свою оптику, ломать свое зрение, двигаясь наугад. Нужна была "дефлорация" зрения, чтобы твой художественный организм заработал по-взрослому.

- Вы никому их старших коллег не подражали?

- Почему-то мне казалось, что Олег Целков (русский художник-нонконформист, семидесятник) на момент моего созревания был для меня особенно близок. Мое окончание института проходило под его неявным влиянием. Помню, произошел такой забавный эпизод. Перед защитой дипломной работы в нашу студенческую мастерскую на предварительный просмотр заявилась приемная комиссия, ее председатель профессор Гавриил Харитонович Ващенко спросил, с кем я работаю в мастерской, имея в виду моих однокурсников. Увидел мои картины и сам же ответил: "А, вижу, с Целковым!"

- Критики говорят, что ваши работы построены на банальном эпатаже, а обнаженное женское тело всегда имеет резонанс. Какие цели вы преследуете своим искусством?

- Таких целей не ставлю, просто делаю свою жизнь в искусстве динамичной, боюсь потерять свой интерес к себе самому, и меньше всего думаю о зрителе. Эпатировать нашу неискушенную публику - это несерьезная задача для профессионала. Мне кажется, искусство должно быть изобретательным и занимательным. Я стремлюсь расширить поле игры, и играю в открытый футбол. Конечно, теперь современное искусство стало небезопасной зоной, ты можешь прийти на выставку одним человеком, выйти - другим. К встрече с искусством человек должен готовиться заранее. Перед входом в пространство галереи или выставочного зала нужно повесить табличку: "Сейчас ваши убеждения и взгляды на жизнь подвернутся серьезному испытанию, ищите аргументы, сопротивляйтесь или останетесь в дураках. Потом не обижайтесь".

- Вы активно сотрудничаете с зарубежными галереями. Ваши работы были представлены на венецианской Бьеннале современного искусства.

- С одной стороны, быть представленным на таком форуме очень престижно. С другой стороны, белорусская экспозиция была представлена крайне непрофессионально, потому что организацией события занимались случайные люди.

Работа с иностранными галереями полезна для любого художника, как приобретение обязательного опыта организации своего труда. Такая практика хорошо отстраивает мозги, шлифует идеи, дисциплинирует. Сами поездки, посещение музеев, приобретение знакомств часто важнее хлеба для современного художника. Никуда не выезжая, начинаешь "задыхаться" из-за нехватки кислорода.

При этом могу сказать точно, что галереи не ставят целью развивать художника. Это личное дело каждого.

Сейчас я бы с радостью поменял расширяющуюся географию выставок и галерей на пару-тройку серьезных кураторских проектов. Хочется заниматься одним проектом долго, оттачивать его постепенно. В общем, пришло время глобальных проектов.

- В чем тогда загвоздка?

- Это же смешно, когда в 2-миллионом городе всего одна или две частные галереи. Художники заняты элементарными вопросами выживания. Сегодня мы столкнулись с нехваткой действующих актуальных художников, нет серьезных кураторов, "большой национальный художественный проект" нигде не заявлен. По большому счету, пока работа идет впустую. Фонды, институции, спонсоры - тоже не про нас.

Ситуация может быть другой, далеко ходить не надо. У наших южных соседей все началось с того, что в Киеве появился Пинчук и его центр современного искусства. Молодые олигархи и состоятельные люди, подражая друг другу в богатых привычках, стали вкладывать деньги в искусство. Это стало модно. Журналы и газеты, телевидение, хорошие кураторы и интересные проекты - все как надо. Все понимают - это инвестиции в будущее. От таких вещей зависит престиж страны, состояние культуры становится частью внутренней и внешней политики страны, положительно меняется имидж государства. Выигрывают все. Можно сказать, заварился настоящий "украинский борщ".

- Белорусы в Киеве тоже не редкие гости. Почему в Украине проявляют к вам больший интерес, чем в Беларуси?

- Украинцы теперь могут позволить себе открывать новые имена, поэтому их взор устремился, в том числе, и на соседей. В большой степени этому интересу помог наш совместный большой проект "Болота Empire" (Клинов, Войченко, Цеслер, Вашкевич) в киевском центре современного искусства. Опять все произошло вовремя - начало 2005 года, в Украине инаугурация президента, кругом новая жизнь, все с оранжевыми флагами. Мы стали опознавательным знаком чего-то нового, даже для киевлян. И теперь они, можно сказать, выдают нам карт-бланш.

- Вы уже не один раз упомянули наречие "вовремя".

- Мне это "вовремя" давно запомнилось. Как-то собрались меня отчислять из Академии за плохое поведение, но за меня заступился завкафедрой интерьера Ботковский, большой седовласый старец, редкой фактуры человек. Он вроде даже не слушал "наезды" членов педсовета на меня, а потом сказал: "Чего вы хотите? Перед вами молодой человек, пока он все делает вовремя. Глупости и положено совершать в молодости. Будет другое время, время получать образование, создавать семью, делать карьеру. Всему свое время. Это и создает культуру человека". Когда что-то происходит вовремя, то приносит свою пользу.

- Что нового в искусстве сейчас?фото

- Говоря о ситуации у нас - абсурдизм. Недавно проходила первая белорусская "Бьеннале современного искусства", по итогу, обычная отчетная республиканская выставка. Однако некоторые работы молодых художников не допустили на выставку, формулировки отказа были разные. Понятно, побоялись острых тем, смелых трактовок, двусмысленности. При этом, кому нужен заявленный формат выставки без неосторожных движений? Как раз самым важным здесь и было обозначить максимально широкую территорию искусства. Нет же, оставили только красивые картинки, одни общие места, причесали, выставили, забыли.

- Да, помню, как вашего "Ангела" не взяли "за широко расставленные ноги". Какие-то еще подобные причины, из-за которых вам отказывали, вам доводилось слышать?

- Доводилось. "Lady in Red, Red in Lady" и "Контрабандный фиолетовый" сняли с выставки уже после открытия, потому что не нашлось, что ответить настойчивой посетительнице, усмотревшей в картинах какую-то провокацию и опасность своему душевному спокойствию.

- В свое время ваше "Искусственное дыхание" также сняли с выставки на "Славянском базаре".

- Да, было дело. Те же причины, те же действующие лица. Нужно составить фоторобот этих людей и не пускать их на выставки. Другого выхода нет. Иначе бдительные учительницы младших классов и крикливые кухарки будут всегда рассказывать нам, что нужно рисовать.

- Сейчас все только и говорят о глобальном финансовом кризисе. Вы всегда пишите на актуальные вызовы общества. На тему финкризиса не было желания что-то сотворить?

- У меня была картина "Не Леда и не Лебедь". Недавно ее переписал и назвал "Нефть и Газ. Ближневосточная сказка". К слову сказать, год назад у меня был большой проект в Киеве "Конец Света", где сегодняшние события были предсказаны. Так что следите за искусством, и вы будете в курсе всего.

Справка

Руслан Вашкевич родился 12 февраля 1966 года в Минске. Профессиональное образование получил в Республиканской школе-интернате по музыке и изобразительному искусству, затем учился в Белорусской академии искусств. Стажировался в Германии и Швейцарии. Хотел стать скульптором, занимался керамикой, видео-артом, фотографией. Участник художественных выставок с 1989 года. Среди его проектов: "История костюма" (1996); "Second Hand" (1997); "Пять времен года" (1999); "Second Second Hand", "Испанская партия" (2000); "Форс Мажор" (2001); "Дом-музей Винсента Ван Гога" (2002); "Ханды-Манды" (2003); "Игра с классиками" (2004); "ХЭ" (2006). Выставляется в Эстонии, России, Франции, Нидерландах, Бельгии, Испании, Италии, США, Англии.

Тэги: